ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?

— Ну, где ты пропадаешь?! — нетерпеливо спросила Тина Хаммонд, встречавшая его на пороге церкви. — Постой, — сказала она, неожиданно принюхавшись к нему. — А чем это ты пахнешь? — Ее классический патрицианский нос никогда не упускал таких нюансов. — Что-то... экзотическое, — деликатно охарактеризовала она еле уловимый аромат взрывных фруктово-конфетных духов, оставшийся на нем после общения с новой знакомой. — Как это на тебя не похоже! — озабоченно отметила женщина таким тоном, словно он совершил что-то непозволительное.

— Осторожно, Тина. Лучше пили своего благоверного. А меня оставь, — шутливо предостерег будущий крестный отец ее ребенка.

— Тебе невредно побыть в шкуре моего ненаглядного, чтобы понять: не так страшен черт ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?, как его малюют, — нравоучительно заметила Тина.

— После твоих прививок он кажется мне еще страшнее, — отпарировал Зак.

— Ой, болтун! Но хорошо, что поспел к церемонии. Все остальное не важно, — подытожила она и, взяв его под руку, повела в расцвеченный витражным сиянием полумрак церкви.

На Тине было шелковое голубое платье, цвет которого идеально совпадал с оттенком однотонного шелкового галстука Зака.

— И все-таки, чем это ты благоухаешь? — саркастически спросила Тина.

— Прекрати! — тихо шикнул на нее Закари Форрестер. — Где мой крестник?

— Он сейчас с Ником, — мягко ответила женщина.

Священник провел недолгую службу, прежде чем приступить к церемонии крещения.

Зак не мог отделаться ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? от воспоминания, как шесть лет назад он стоял в этой самой церкви в золотом сиянии свечей, в изумрудном, сапфировом и рубиновом потоке света, изливаемом сквозь витражные стекла стрельчатых окон. И стоял он напротив своей по-ангельски белокурой возлюбленной, принося ей в дар свою клятву любви и верности, свое сердце, свою жизнь...

Тина во многом походила на его прекрасную Диану. Тоже сногсшибательная блондинка, так же рациональна и предприимчива, столь же высокообразованна. Стильная и взыскательная женщина. Они были знакомы со школы, вместе росли, взрослели, постигали жизнь.

Сейчас Тина работала по четыре дня в неделю в новом офисе Зака. Зак знал ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?, что в этот период своей жизни Тина не самый продуктивный сотрудник в его компании, поскольку мыслями своими она была с восьмимесячным сыном. Однако это не меняло привычного распорядка, разве что Зак с готовностью отпускал старинную подругу каждый раз, как только у нее возникала в этом необходимость. Он знал, что для Тины важно не только стать хорошей матерю, но и остаться активным членом общества. Он даже ощущал порой, что материнский инстинкт Тины простирается и на него — с тех пор, как он остался без Дианы...

Задумавшись, он сидел на скамье, безучастно взирая на службу, пока его не окликнули.

Все друзья и знакомые искренне ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? сочувствовали ему, стремились оказать поддержку. Зак не придавал этому большого значения. Перед глазами близких была лишь видимость.

Зак же знал всю историю...

— Ты была не одна в номере сингапурского отеля, — он не скрывал своих догадок, когда встретил ее из командировки в Азию.

Он не стал ждать, когда они останутся наедине. Обрушил на нее шквал гневных подозрений прямо в аэропорте. В другой раз Зак проделал подобное прилюдно на дне рождения одного из их общих друзей.



Конечно, это была его ошибка. Просто он уже не мог совладать со своими дремучими ревнивыми домыслами. Она не назвала ему время прилета, памятуя о бывшем ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? публичном скандале.

— Ты возвращалась вместе со своим любовником? — тотчас предположил Зак. — Боялась, что я увижу вас вместе? Так он местный? Я знаю его?

Поток измышлений не оскудевал, версии появлялись и исчезали одна за другой.

— Ты параноик! — недолго думая, бросила Диана.

Тогда впервые в ее взгляде Закари прочитал презрение.

— Я параноик?! — возмутился он. — Мы сейчас же идем домой! — не побоявшись быть осмеянным знакомыми, объявил он. — Я этого так не оставлю. Ты во всем сознаешься! — пригрозил он, вырвав жену из компании друзей.

— Оставь меня! — зло потребовала Диана.

— То есть ты хочешь, чтобы я вообще оставил тебя? Ты этого хочешь?

— Да, именно ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? этого я и хочу, — процедила разъяренная женщина, бросая на него уничижительный взгляд.

— Надеюсь, ты понимаешь, что это разрыв? — пошел ва-банк Закари Форрестер, в глубине души все еще рассчитывая на благополучный исход. — Еще не поздно предотвратить его. Тебе достаточно пойти сейчас со мной домой, — подсказал он ей взаимоприемлемый выход.

Но Диана оказалась тверже, чем он мог себе представить.

— Нет, Зак. С тобой мне больше не по пути! — холодно отрезала она.

— Это только подтверждает справедливость моих подозрений, — резюмировал он.

— В таком случае желаю тебе оставаться при своих подозрениях и впредь! — напутствовала она и демонстративно отвернулась от мужа.

— Как продвигаются восстановительные ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? работы? — обратился к Закари Ник Ланготти, сидя на тенистой веранде своего дома с сынишкой на коленях.

Всего несколько недель назад Заку Форрестеру хватало для жизни однокомнатной квартиры в многоэтажке, потому что свой рабочий график он спланировал так, чтобы не чувствовать потери всего того, что было ему дорого прежде. И только недавно Зак испытал потребность восстановить из руин то, что когда-то было великолепным домом. Что им двигало? Профессиональный ли интерес? Или подспудная аналогия с собственной судьбой? Роли не играло... Он ухватился за эту идею, сознательно решив создать свое новое жилье в одиночку, словно желал испытать себя.

— Кухня смотрится ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? неплохо даже на этом этапе, правда оборудование еще не подключено... Восстановил две спальни. Прилегающие к ним ванные комнаты укомплектованы полностью. Но это лишь малая часть работ, — флегматично разъяснил он.

— А дыра в потолке?

— Я за нее еще не принимался, — отозвался Зак. — Во-первых, она не так опасна, как кажется на первый взгляд, поскольку балки перекрытий целы и прочны. А во-вторых, эта прореха, на мой взгляд, — колоритное дополнение к тому разгрому, какой царит во всем доме.

— Своеобразный подход, — расценил отчет Зака супруг Тины. — На твоем месте я начал бы именно с этой дыры.

— К счастью для тебя, ты не ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? на моем месте, — подавленно проговорил Закари и потрепал крестника за румяную щечку.

— Прости, я не это имел в виду, — сконфузился Ник. — Ты по-прежнему работаешь без бригады?

— Да.

— Иметь строительную фирму и ремонтировать особняк самому... Не понимаю, — пробормотал Ник.

— Это ради спортивного интереса, — лениво пояснил Зак.

— Я слышал, у твоей компании новые инициативы относительно продвижения на рынок? — деловито осведомился Ник.

— Да, — кивнул Закари. — Отдел развития предложил провести активную рекламную кампанию в этом регионе. Теперь мы заняты тем, что подбираем модели, наилучшим образом отвечающие концепции нашего бизнеса. Время от времени приходится просматривать материалы. Но до сих пор ни одного приемлемого персонажа ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?. Толстенные портфолио, но все не то. Просто удивительно, как другие фирмы определяются с выбором своего лица.

— А не слишком ли ты привередлив? — по-дружески упрекнул его Ник.

— Не исключено, — кротко согласился Зак.

— Тина! Еще вина! И забери сына! — потребовал Ник. Им с Заком предстоял откровенный мужской разговор.

Эта любовь давно стала для него сном. Сном, который слишком часто прерывался деловыми командировками супруги, сверхурочной работой, запоздалыми приходами домой. Он знал, что взял в жены энергичную женщину, которая не представляла себе личного счастья без профессионального успеха.

Дианы становилось все меньше и меньше в его жизни. И Зак стал сходить с ума ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? от ревности. Это произошло не сразу. Постепенно он скатывался к звериной ярости, не выразимой словами.

Закари обожал свою жену, более того, он не мыслил без нее жизни. И отчаянно хотел вырвать ее из этой круговерти. Он нуждался в реальных подтверждениях взаимности их чувства. И Зак пропустил тот момент, когда из нежно любящего и чуткого супруга превратился в презренного параноика, спесивого собственника.

Его охватывало отчаяние от осознания того, что он не в состоянии изменить Диану. Куда девать ее стальную выдержку, беспощадную честность, холодность и беспристрастность? Она всегда была такой и, даже когда вышла за Закари замуж, не ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? изменила себе. Диана просто приняла роль жены и почувствовала себя в ней комфортно, продолжая, однако, жить собственными представлениями. Но Зак мечтал вовсе не о такой семейной жизни.

Эбби чувствовала горячий песок под ногами, то, как он просачивается между пальцами. Сбросив босоножки, она подходила к кромке океана, туда, куда накатывали одна за одной волны, с шипением облизывая берег и снова возвращаясь назад. Здесь, на берегу, она осталась наедине со своими мыслями и ветром, чьи порывы трепали ее рыжие волосы. Давно она не была так отрешена от действительности. Произошедшее грозило выбить ее из седла, но Эбби не позволяла себе поддаваться унынию.

Мыслями она возвращалась ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? к владельцу визитной карточки, которую вертела в руках, к его голубым, как океан, глазам. Воспоминание об этой встрече вселяло в нее спокойную уверенность, что все будет хорошо. Он был типичным представителем созвездия Рыб, таким по крайней мере он ей виделся.

С пляжа она отправилась в интернет-кафе на берегу, поискала информацию о новом знакомом. К ее радости, он мошенником не был. Затем Абигейл стала размышлять, где бы ей остановиться. И непрерывно выдумывала поводы для того, чтобы увидеть эти синие глаза вновь. А потом ноги сами привели ее к особняку «Козерог».

День уже клонился к закату. У ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? самого его дома, на золотистом берегу, омываемом волнами, пенящимися у ног, она услышала знакомый голос:

— Эбби?

— Да? — охотно отозвалась она.

— Вы уже были в полиции? — спросил Зак, торопясь к ней.

Он увидел женщину в окно. Ее яркий наряд нельзя было ни с чем спутать. Выйдя из дома, Зак направился к пляжу.

— Да, я оставила им заявление.

— А у меня к вам предложение, — с ходу объявил мужчина.

— Предложение? — удивилась Эбби. — Ко мне?

— Да. Вы могли бы в скором времени вернуть ту сумму, что потеряли на этой фиктивной сделке...

— Каким же образом? — настороженно спросила его женщина. — Я, конечно, благодарна вам за участие ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?, но для меня немаловажно, каким способом решаются проблемы.

— Я прекрасно вас понимаю! — заверил ее Закари Форрестер. — Мое предложение сугубо деловое... Я все вам объясню. Вы уже ужинали?

Эбби покачала головой.

Казалось невероятным, что этот человек так заинтересовался ее персоной. И даже подозрительным.

— Тогда поужинаем, а заодно все и обсудим. Я знаю отличное местечко неподалеку.

Абигейл Сеймур кивнула и, сообразив, что ей предстоит сугубо деловое свидание, начала подбирать растрепанные на ветру рыжие пряди, стараясь придать им хоть какое-то подобие прически.

— Нет! Оставьте так, — неожиданно попросил ее Закари, порывисто взяв за руку, но тотчас, словно одумавшись, отдернул свою ладонь. Эбби ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? не могла не заметить его смущения и, чтобы смягчить неловкость, пошутила:

— Но тогда вам придется сидеть за одним столом с мисс Растрепой.

— Я это переживу, — кивнул Зак. Определенно, он отвык от общения с женщинами. — Вы на машине?

— Да, на своей старушке, на которой проехала полстраны, — ответила Эбби, указав на малолитражку, припаркованную недалеко от пляжа.

Высокий и плечистый мужчина еле уместился на пассажирском сиденье ее крохотного автомобильчика.

Она вдавила ногу в педаль и загадочно произнесла:

— Все как нельзя кстати, мистер Форрестер.

Зак хотел уточнить, что она имела в виду, но мотор ее машины зарокотал так задиристо, что невозможно было ни спросить, не ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? расслышать ответ, и он ограничился лишь тем, что знаками стал указывать ей дорогу.

— Предпочитаю дары моря, — объявила Эбби.

— Вино? — осведомился Зак.

— Нет-нет, — категорически отказалась Эбби, — ложечку яблочного сидра на стакан чистой воды и еще ложечку меда. Вы ведь можете это приготовить? — спросила она официанта.

— Конечно, — заверил тот странную клиентку, и Эбби удовлетворенно кивнула.

— В таком случае принесите мне пива, Пол, — попросил официанта Закари Форрестер. — Как вам это местечко? — спросил он Эбби, сделав заказ, и непринужденно, по-домашнему, откинулся на спинку стула.

— Необычно, — сдержанно отозвалась женщина.

Из бара доносилась традиционная гавайская музыка. Дизайн заведения был исполнен в том же ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? стиле.

Она внимательно присмотрелась к Заку. Он очень переменился, оказавшись в этом шумном, даже несколько безалаберном помещении, забитом разгоряченными туристами и отдыхающими.

Абигейл перегнулась через стол и с серьезным видом прошептала:

— Вы страдаете от бессонницы, потому что тяжелые воспоминания не позволяют вам забыться полноценным сном.

Холодок пробежал по спине Зака. Он криво усмехнулся, однако Эбби заметила, как нервно вздрогнули его ноздри.

— Вы Кассандра? — с легкой ехидцей спросил он.

— Для этого не нужно быть провидицей, — скромно ответила она.

— Темные круги под глазами? — попытался разгадать, откуда взялось ее предположение, скептик Зак. — Насыщенность рабочего графика и стрессы, обычные для человека моей ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? профессии. Вот и все объяснение.

— Все в ваших руках, Зак, — настойчиво проговорила она.

— А поточнее?

— Вы ремонтируете этот дом для того, чтобы самому в нем жить? Вы ведь не предполагаете его продавать? — спросила она.

— Я восстанавливаю дом для себя, — подтвердил Зак.

— Тогда вы должны ответственно подойти к выбору цветовой гаммы. Это очень важно. От таких на первый взгляд несущественных деталей зависит судьба человека, — назидательно произнесла Эбби.

— Я не просил у вас советов по дизайну, — довольно резко осадил он нахальную женщину.

Вздрогнув, Абигейл Сеймур выпрямила спину.

— О чем вы хотели со мной говорить? — сдержанно спросила она, раскладывая салфетку на коленях ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?.

— Отдел развития «Козерог-центра» подыскивает кандидатуру, которая могла бы олицетворять собой нашу деятельность. Мы уже просмотрели множество соискателей из числа профессиональных моделей. Все были отвергнуты. Но, как мне кажется, вы вполне соответствуете нашей концепции...

— «Козерог-центр» — это, насколько мне известно, отдых и туризм? — холодно прервала она его.

— Мы занимаемся пляжной инфраструктурой, — уточнил Зак.

— И что требуется?

— Мы пригласим известных фотографов. Они проведут столько фотосессий, сколько понадобится. Вам, если вы будете утверждены на эту роль, придется позировать в студии, на пляже, в интерьерах пляжных домиков, в наших офисах. Профессиональные стилисты разработают для вас имидж, подберут выходные наряды, купальники, деловые костюмы ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?...

— Остановитесь, — перебила его Абигейл, рассмеявшись. — Меня это не интересует.

— Вам хорошо заплатят, — посулил ей Закари Форрестер.

— Но я этого не терплю, — возразила она.

— Чего именно? — не понял Зак.

— Когда мне указывают, что делать, что надевать, как себя вести... Нет, Зак. Я не могу на это согласиться.

— Это разовая, краткосрочная работа, которая к тому же неплохо оплачивается... И не заставляйте себя уговаривать. В конце концов, вы ведете себя на грани абсурда, Эбби. Согласитесь, вы не в том положении, чтобы капризничать.

— Я не капризничаю. Просто все, о чем вы говорите, для меня чуждо. Мне всего лишь нужно найти новое место, которое будет ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? мне по карману, и приступить к работе в соответствии с моей лицензией.

— Лицензией? А чем вы планируете заняться?

— Я специалист по терапевтическому массажу. И мне необходимо найти подходящее место, чтобы вести прием. Если ваша, как вы сказали, «пляжная инфраструктура» предусматривает наличие такой единицы, то я с радостью приступлю к работе. Еще я занимаюсь составлением гороскопов... Я долго размышляла, но теперь уверена, что вы — Телец.

— И вы верите в эти бредни? — поморщился Зак.

— Вы так приземлены, практичны, вы не терпите перемен... С другой стороны, вы понимаете чувственную сторону жизни и умеете наслаждаться ею. И массаж — профилактический ли ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?, терапевтический ли — это именно то, что вам сейчас требуется. У вас красивые глаза, но еще более поразительный взгляд. Я это сразу приметила. Я чувствую, что вы в течение долгого времени живете на пределе своих физических и психических возможностей. Вас не отпускает круг ваших обременительных привычек. Вам жизненно необходимо снять это напряжение. Вы должны найти человека, который бы составил вам полную противоположность по характеру, по стремлениям, по образу жизни... Разве я не права?

— Если вам доставляет удовольствие считать, что звезды на небе ведают о людях больше, чем людям известно о самих себе, что ж, не стану перечить. Мне, в сущности, это ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? безразлично. Я такими глупостями голову себе не забиваю.

— Но вы купили дом с именем зодиакального созвездия, да и ваша фирма названа тем же именем. Не говорите, что для вас это не имеет никакого значения... Вы обычный упрямец, Зак. И это лишний раз подтверждает, что вы Телец.

— Мне просто нравится звучание слова «козерог», — слабо возразил ей Зак.

— Повторяю, вы упрямец, Зак! — настаивала Эбби.

— Тельцы так просто не сдаются, — отшутился мужчина и втайне порадовался тому, что Пол наконец-то принес их заказ.

— По поводу цветового решения вашего интерьера... — решительно заговорила женщина, когда официант удалился.

— Стоп, стоп, стоп! — энергично замотал головой Закари. — Об этом ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? больше не слова!

— Вам нужно уловить позитивную вибрацию, для того чтобы привлечь в свою жизнь благотворные изменения, — не обращая внимания на его слова, проникновенно настаивала Абигейл. — Этому может способствовать и курс ароматерапии, и прослушивание специально подобранной музыки, и пребывание в местах, где можно почерпнуть позитивную энергию...

— Я вас умоляю! — воскликнул он.

— Позвольте закончить, — строго сказала Эбби и выдержала сухую паузу, после чего вновь затараторила, движениями тела вторя насыщенным модуляциям своего голоса: — Влияние цветов на настроение и поведение человека научно доказано. Просто посмотрите в это окно, — махнула она рукой, — зелень листвы, синева океана, все это просто зовет расслабиться. Неужели ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь? будете со мной спорить?

— Вы хотели закончить... — нетерпеливо напомнил ей Зак, полностью отказавшись от полемики на эту скользкую тему.

— Каждый цвет обладает своей вибрацией. Что хорошо для одного, то губительно для другого, в зависимости от исходного состояния пациента...

— Я уже пациент? — насмешливо спросил Зак.

— Это образное выражение, — раздраженно отозвалась Эбби. — Я не первый год занимаюсь массажем. И в своем методе стремлюсь к целительному соединению всех уровней гармонизации. В идеале каждый орган чувств, будь то слух, зрение, обоняние или осязание, воспринимает позитивные вибрации. И когда мне это удается, то совершается чудо!

— Вот как... — пресно проговорил Зак.

— Понимаю. Вы скептик ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?, поэтому и не должны верить мне на слово.

— Полагаю, вашим клиентам гармонизация органов влетает в копеечку?

— Это уже другой разговор, мистер Форрестер, — сердито произнесла Абигейл Сеймур, странная женщина, от которой его бросало то в жар, то в холод...

В первый раз, с тех пор как он лишился Дианы, Зак так реагировал на создание противоположного пола. Эта чудачка была и впрямь убеждена в том, о чем твердила. И теперь он уже не взялся бы возражать ей по целому ряду причин. Просто его нисколько не занимали эти эзотерические штучки. В жизни находились другие вещи, которые требовали к себе пристального внимания ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?, вне зависимости от рекомендаций астрологов.

Заку действительно было безразлично, о чем щебечет эта сероглазая птичка. Он лишь умилялся, глядя на ее веснушчатое юное личико, и гадал, насколько мягки эти рыжие прядки, если пропустить их сквозь пальцы. Поглаживание ее волос вполне могло стать для него действенной тактильной терапией...

Закари Форрестер испытывал желание. Не часто в своей жизни он шел на поводу у низменных порывов и теперь стремился к тому, чтобы облагородить их. Предложение послужить моделью было не более чем предлогом. Хотя такое странное и жизнерадостное существо вполне подходило на роль лица «Козерог-центра».


documentahqdxsj.html
documentahqefcr.html
documentahqemmz.html
documentahqetxh.html
documentahqfbhp.html
Документ ГЛАВА ВТОРАЯ. — Ну, где ты пропадаешь?